arrowcaster: (Падший)
Я, как уже многие  до меня, тоже решил поучаствовать в квазилитературном флешмобчике. От [livejournal.com profile] kastamuni  мне достались "Участь рабыни", "Не стреляйте в спящего енота" и "Погружение".
Ну-с, начнем-с.

Read more... )
arrowcaster: (Союз-Аполлон)

Уже вторую ночь меня преследует один и тот же сон. Вызвано это, наверное, тем, что я простыл и сижу на больничном, и расстроенное недугом воображение проигрывает одни и те же сюжеты, словно испорченный патефон...


...знаете ли, милостивые судари и сударыни, то, о чем сейчас вознамерился повествовать вам, такая, в сущности, безделица, что мне страшно неловко даже. Но безделка эта уже долгое время не дает мне покою, вот и вознамерился рассказать, может, кому и будет интересно.
если интересно )
arrowcaster: (Дельфы)
Давно бы надо разразиться каким-нибудь огроменным постом, чтоб из серии "многа букафф ни асилил", только нету у меня мыслей никаких - нечего мне вам сказать. Да вы и сами все прекрасно знаете. И обо мне, и вообще. Большие тексты сочиняют те, кому не все равно, кто считает, что может нечто ценное сказать или сообщить другим, а может, посоветовать или предостеречь - ну в общем, что-то интересное, не бессмысленное. А у меня ничего такого на ум нейдет, собственно говоря, не только такого, а вообще ничего. Вот кто-то хоть какие-то новости о чем-нибудь рассказывает, а я не знаю, что происходит, у кого и где. А может оно и не происходит,а? Например....
arrowcaster: (Дельфы)
от диареи и изжоги
поможет средство
вротмненоги
arrowcaster: (Перевёрнутая пентаграмма)
 "О, мой Блог!" - воскликнула она. На экране мелькали десятки и сотни тысяч имен. "Он снял седьмую печать с Журнала Жизни?!" - мысли лихорадочно мешались в ее голове, перед глазами все расплылось, в горле пересохло, силы покинули ее и она рухнула на колени перед Лэптопом. Руки сами сложились в молитвенном жесте. "Бложе мой, Бложе мой, спаси и сохрани мя!" - неистово и хрипло повторяла она... 
arrowcaster: (Аполлон и Дафна)
Давным-давно в одной маленькой стране, настолько маленькой, что ее едва ли найдёшь на карте, разве что вооружившись большим увеличительным стеклом, жил-был человечек, кривенький, хиленький, с большой головой, которой он вечно обо что-нибудь ударялся. И друзья у него были ему подстать. Домик у него тоже был неказистый, маленький, но ему нравился, потому что был очень уютный, и человечек часто приглашал в свой домик друзей, потому что, хоть и мало в нем было места, но в тесноте, как говорится, не в обиде. К тому же в самой дальней комнатке, настолько крохотной, что даже и комнаткой ее назвать язык не поворачивается, скорей уж пристало ей именоваться кладовкой, так вот в этой самой кладовке было у того человечка Нечто. Он и сам не знал, что это такое, поэтому и звал его "Нечто". Оно стояло на маленьком столике и переливалось всеми цветами радуги, искрилось и освещало все вокруг. В летнюю жару оно освежало, зимой, наоборот, согревало и всегда, каким бы плохим ни было настроение у того, кто на него смотрел, оно дарило радость, и улыбки расцветали на лицах любовавшихся им людей. Поэтому и сам человечек, хоть и был у него характер довольно изменчивый, подчас капризный и вздорный, всегда улыбался и был рад каждому, кто постучится к нему в дом.
Однажды весной, когда человечек деловито готовил себе на завтрак яичницу, раздался негромкий стук, не стук даже, а какое-то поскрёбывание, настолько он был тихий, будто мышь грызла в углу сухую хлебную корку. Сначала человечек так и подумал, потому что, не скрою, был довольно ленив и убирался по дому нечасто, так что мышам всегда было чем разжиться на его кухоньке. Однако поскребывание не прекращалось, и он наконец сообразил, что это не мышь, и очень удивился, потому что никого не ждал в такой ранний час. Он неторопясь подошел к двери и открыл ее. На пороге стояло создание удивительной красоты, так что человечек даже растерялся, на мгновение зажмурился, подумав, что это ему кажется, но когда открыл глаза, оно все еще стояло на пороге. Хотя стояло, это, пожалуй, сильно сказано, потому что, честно говоря, оно едва держалось на ногах. Человечек наконец обратил внимание на плачевное состояние этой "феи", как он назвал ее про себя, и сообразил, что поступает, как минимум, невежливо, заставляя бедняжку из последних сил цепляться за косяк. Он протянул свои хиленькие ручонки, чтобы помочь фее войти в дом, но только его узловатые пальцы коснулись ее, как она со слабым стоном упала к нему на руки. Он очень боялся, что уронит это прекрасное создание, но фея оказалась настолько невесомой, что даже он смог удержать ее и перенести в комнату. Когда он опустил ее на диванчик у окна, она уже забылась глубоким сном. Он посмотрел на ее бледное личико и еще раз поразился ее небывалой красоте. Она спала долго, очень долго, и пронулась только на следующий день, к обеду.
Продолжение следует...
P.S. это было три года назад - продолжения не оказалось... Хотя нет - Нечто потухло, а фея умерла.
arrowcaster: (Союз-Аполлон)
Она неторопливо ползла и думала по себя: "Как странно: только что появилась на свет (ведь это свет? или как это назвать?) и уже куда-то направляюсь. Собственно, даже не направляюсь, а что-то невидимое влечет меня по этому... этой... мягкой... поверхности. Она довольно приятна на ощупь, хотя время от времени странно вибрирует, будто что-то бьется об нее с другой стороны. Однако куда же меня тянет? Наверное, существует важная причина, чтобы я двигалась именно в этом направлении. Но что это?" Она с недоверием и опаской посмотрела на большую, нет просто огромную непонятную штуковину, слабо отливавшую чем-то серым и гладким, что торчала невдалеке перпендикулярно поверхности, по которой она ползла. И хотя здоровенная штуковина не двигалась, только слегка дрожала и, казалось, не представляла угрозы, она не стала мешкать и поползла дальше, тем более, что тянуть ее стало чуть сильнее. "Интересно, что я найду там, когда доберусь до места назначения, - тревожно, но вместе с тем с легким предвкушением подумала она. - Ожидает меня что-то хорошее или дурное? И когда я туда попаду"? В этот миг штуковина слабо дернулась без видимых причин, и она на мгновение замерла. Раздался громкий щелчок. "Так и знала, что это громаде нельзя доверять", - пробурчала она себе под нос. Тут штуковина оглушительно грохнула. "Аааааааааа, не успела она испугаться, как ее оторвало от поверхности. - Куда все делось, что случилось, куда я... несусь? Лечу? И откуда здесь эти, яркие? Их так много?! И что это летит мне навстречу? Аааааааа!" Чпок.

Мораль сей притчи такова: Недолог век капли пота, стекающей по виску самоубийцы.
arrowcaster: (Падший)
Отдохнув от трудов многотяжких и будних
Вчера лотосовые направил я стопы свои
К Гунзэчойнэй дацану - оплоту Дхармы.
Гордо вздымает свой шпиль он на "Старой Деревне".
В святилище этом, многие годы блуждая,
Рингселы чудесные отдых недолгий нашли.
В гиперборейцев отчизну драгоценности эти
Мужи в померанцевых ризах смиренно внесли
Сокровищ средь этих найти может каждый
Велеречивого кость Миларепы, Цзонхапы останки,
И Нагарджуны всемудрого, и Кармапы священные мощи.
Частички архатов, что пять сотен числом собирались
И великих Ананды и Шарипутры, счастливцев,
Лицезревших воочью Гаутаму Сиддхартху
Нетленные части укрылись под сводами храма.
И Самого Просветвленного, открывшего истину миру
Драгоценные кровь и нетленного черепа кости,
Украсив богато, возложили к изваянью Майтрейи.
Тысячелетья назад извлекли их из пепла Сиддхартхи,
Собрали их ученики, чтоб навек сохранить для грядущих
Наследников знанья великого, что принес людям отпрыск
Царственный племени шакьев

Ныне рингселы торжественно лама Сопа Ринпоче
Вкруг тверди подлунной отправил с напутствием, дабы
Несли они свет, утешенье и радость страждущих сонмам,
И плеск ароматной воды исцелял бы душевные раны.
И чтоб, единяясь в великом стремленьи к Нирване,
Сансарой плененные статую Будды Майтрейи,
Грядущего в завершенье вселенского этого цикла,
Великую, что главой попирала бы тучи, воздвигли
В забытом селенье древней индийской земли

Пройдя против солнца вкруг изваянья грядущего Будды -
Четырежды совершил я это великое дело -
Немногую лепту я внес и в деянье благое -
Пусть в бронзе великого Будды мой отблеск тоже сияет
arrowcaster: (Союз-Аполлон)
В моей голове очень много всяких вещей, можно даже сказать что она ими несколько захламлена. Некоторые из них реальны, некоторые - не очень, но все они весьма интересные, я бы даже сказал, необычные. Это вещи из моих снов. К сожалению, мне никогда не составить полный реестр всего этого забавного хлама, потому что снов было много, часть из них забылась, а люди и предметы, что обретали в них свое бытие, исчезли без следа. А жаль. Я уже много лет назад пообещал себе записывать все свои сны, потому что мне они кажутся очень интересными и проч. Но, как это часто бывает, мне недосуг. Недосуг потому, что записывать сны имеет смысл, только сразу же после того как их увидел, иначе они забываются, а если и нет, то их содержание блекнет, теряет свою форму, аромат и цвет, пропадает настроение сна, они теряют свой неповторимый вкус, выцветают, ссыхаются и, в конце концов, обессмысливаются. Сны очень хрупки, их нельзя консервировать. Лишь крайне редко встречаются сны, что не тускнеют от времени, как правило, они приходят не единожды и, хотя вам уже знакомо их содержание и вы знаете, что будет потом, все персонажи их вам уже известны и их поступки осмыслены, все равно проживаются такие сны как в первый раз. Но это скорей исключение.
В общем, мне обычно лень записывать свежеувиденные сны, и поэтому большая их часть погибла безвозвратно. Но некоторые, населявшие эти сны образы остались, и время от времени я вспоминаю их.
Сегодня я хотел бы рассказать вам о такой вещи как кросодавр. Или красадавр. А может, кроссадавр… Я не знаю, как правильно, да это и не столь важно. Так вот, красадавр – это самый гламурный в мире подъёмник, на котором любил кататься мой герой из сегодняшнего сна. Он состоит из одной плиты, черной и глянцевой, полтора метра на полтора, без всяких ограничителей, перил и прочих приспособлений для безопасности пассажира, и поднимается на очень большую высоту, на этаж, где всякие люди искусства создают свои исполненные света творения. Так что кататься на красадавре очень захватывающе и опасно. Еще красадавр я использовал для транспортировки украденного ограничителя пространства. Вы не знаете, что такое ограничитель пространства? Это очень важная в кинематографическом процессе вещь. Если на съемочной площадке слишком много места, то его излишки ограничивают и организовывают с помощью ограничителя пространства. Похож на гигантский ученический угольник. Я был соучастником кражи одного такого ограничителя, самоновейшего и очень дорогого, из кинематографическог центра Кахи Бендукидзе (или Резо Чхеидзе?) на Ордынке. Центр этот – нелепое здание из стекла, пластика и бетона в бело-желтой гамме - оборудован по последнему слову техники, в нем огромные светлые павильоны и масса аппаратуры, только почему-то там ничего не снимают. Вот мы и решили, что не след таким вещам без дела валяться и сперли ограничитель для нашего малобюджетного независимого фильма. Мы – это я со своими друзьями-киноманьяками. Про них сказать ничего не могу, потому что сразу после кражи они исчезли, так что я не запомнил ни их имен, ни внешности, а я с ограничителем поехал на красадавре в верх. И хотя ограничитель потом пришлось вернуть, сон был обалденный, главным образом потому, что я много катался на красадавре.
arrowcaster: (Default)
Вот что пришло мне на ум, пока Прокопчук кадрила геев.

There's only one girl
Left in my mind.
The girl that I dream of,
She's never been mine.

She's blackhaired and pale,
Her soul is cold.
I'm sinking in ale
And cursing the world.

I tried to forget
I tried to forgive -
I shouldn't have let
My soul believe.

My fingers are cold,
My heart beats no more
I'm nearly dead
Indifference's my law

Profile

arrowcaster: (Default)
arrowcaster

November 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:39 am
Powered by Dreamwidth Studios